белорусская федерация конного спорта

Menu

Материал журнала "Спортtime". Автор: Светлана Сиротко. Фото: Мария Кождан.

Мое исКОННОЕ пристрастие

Сергей Дражин — председатель Белорусской федерации конного спорта. И свою вотчину он точно знает изнутри. Сергей Михайлович помимо прочего — владелец частного конно-спортивного клуба. В интервью «Спортtime» он рассказал о том, как пришел в эту сферу, почему задержался и в чем основные сложности ведения подобного бизнеса в Беларуси

— Бизнеса как такового нет, — говорит Сергей Дражин, пытаясь отдышаться после тренировочной нагрузки. Руководитель Белорусской федерации конного спорта сам в седле, пусть и участвует в соревнованиях не самого высокого ранга. — Это хобби, и по большому счету то, что я стал владельцем конно-спортивного клуба, просто случайность. Все мы родом из деревни, вот и я в детстве катался верхом на дедушкиной рабочей лошади. А когда появилась возможность, решил научиться ездить правильно. Приехал в Ратомку, стало неплохо получаться, но частенько случалось, что я хочу потренироваться, а в прокате нет лошадей. Тогда и решил купить себе собственную. Первая лошадь была белого цвета, просто картинка! Только позже я понял, что спортивными качествами она обладала достаточно ограниченными. Затем приобрел еще лошадку, и еще — так появилось четыре лошади. На некоторых ездил сам, на других выступали профессиональные всадники. И довольно неплохо. Поездив по Европе и посмотрев, в каких условиях содержатся лошади там, я захотел построить для своих питомцев конюшню европейского качества. Повезло: сумел приобрести здание бывшего мебельного цеха прямо на территории Ратомки. Здесь мы затем и построили наш конно-спортивный клуб.

Свои владения Сергей Михайлович демонстрирует с удовольствием. Новенькие конюшни и манеж смотрятся настоящими хоромами для лошадей.

— Главное в содержании лошадей — корма, вода и воздух. В конюшнях все это предусмотрено. Окна сделаны так, чтобы летом их можно было открыть и лошадки могли высунуть морды на улицу. В каждом деннике стоит автопоилка. Также есть видеонаблюдение, которое записывает, как себя ведет каждая лошадь. В конюшнях 44 денника, 20 из них занимают мои лошади, остальные я сдаю в аренду.

А еще на 86 сотках земли в самом сердце Ратомки левады для выгула лошадей, манеж, а также своеобразный тренажер: в круглом манеже для лошадей сделана настоящая автоматизированная карусель, в которой они могут двигаться без надсмотра человека в одну, а затем в другую сторону с разными скоростями, по специальным программам.

— Моя гордость — это поле с подземным поливом, — говорит Сергей Михайлович и показывает нам площадку с белоснежным грунтом. — Мы первые в Беларуси сделали тренировочное поле европейского качества. В этой системе стоят два подземных колодца и специальный компьютер, который определяет, надо убрать излишки воды или, наоборот, добавить влаги: покрытие, состоящее из кварцевого песка и геотекстиля, должно быть всегда определенной влажности. Приглашали в качестве консультантов немецких специалистов и под их руководством сотворили подобное чудо. Самое сложное во всем этом для частника — очень непростое земельное законодательство. Получить землю под спортивный объект довольно сложно. Для законодательства не важно: собираешься ты строить магазин или развивать конный спорт — подход одинаковый. Все, что построено, стоит больших денег, а прибыли не приносит. Но во всяком случае все это уже функционирует отлаженно. Для чего тогда этим заниматься? Конно-спортивный клуб приносит удовольствие и при этом еще и развивает спорт в стране. Так почему нет?

Финансовые вложения в конно-спортивном бизнесе приличные. Когда Сергей Дражин с управленческой хваткой рассказывает о затратах на такое «хобби», впору доставать калькулятор.

— Первое — стоимость лошади. Цены на них от 1000 рублей и до бесконечности. Нормальный жеребенок 2-3 лет в Беларуси будет стоить около 2000 рублей. Лошади импортного производства немного дороже. Если жеребенок от известных европейских производителей, он может стоить и 10 тысяч рублей, и больше. Дальше идет содержание лошади. Первое, что ты делаешь, — покупаешь место, где она будет стоять. Она не собачка и не котик, ты приобретаешь ей отдельную «квартиру», снимаешь денник. В стоимость денника входит еда, подстилка и уборка. Дальше возникает вопрос, будешь ты сам за ней ухаживать или наймешь для этого человека, коновода-берейтора. Он чистит, моет, выпускает лошадь в левады и занимается тренингом. Зарплата от 50 до 300 рублей за лошадь. Если лошадь спортивная, ее надо ковать раз в полтора месяца, надевать ей «туфли». Дальше идет снаряжение: уздечка, седло, вальтрапы, попоны, ногавки, бинты… Это все тоже стоит денег. Хорошее белорусское седло стоит от 600 рублей, цена импортного может достигать и 3000 евро.

Лошади в конно-спортивном клубе Сергея Дражина, судя по уходу за ними, просто звезды. Что и говорить, в комнате с экипировкой встречаем уздечки со стразами, а на входе в конюшню — солярий.

— Это только называется «солярий», но, конечно, не для загара, — улыбается владелец. — Просто у нас мойка совмещена со специальной сушилкой. Уголок для приема водных процедур сделан так, чтобы лошади не травмировались.

Каждого из «постояльцев» своих денников Сергей Михайлович знает лично, у каждого свой характер и к каждому надо найти особый подход.

 — Вот наш Маччиато, — хозяин показывает маленького пони, — имя итальянское, но мы его называем просто Пончик. А вот две лошадки, которых мы приобрели в Германии. Первый, его зовут Файн Ливинг, очень стройный и грациозный. Второго мы назвали Барышников, он предназначен для выездки, а значит, должен хорошо танцевать. Но у него подпольная кличка Липучка, он ко всем пристает.

И действительно, он, наверное, единственный, кто безбоязненно и не стесняясь тянулся к нам и пытался приласкаться. Но выудить лишний кусочек сахара все равно не удалось, у Сергея Михайловича все под контролем: «Хватит, диабет заработаешь!»

К питанию здесь индивидуальный подход, основное, конечно, сено и овес. Последний плющится специальной машиной, так он лучше усваивается. В больших пакетах специальные мюсли, их пока привозят из-за границы, хотя и белорусы начинают делать что-то похожее. А витамины и добавки у каждого свои, ведь кому-то надо быть поспокойнее, а кому-то, наоборот, взбодриться. Вдоль стен лежат мешки с морковкой:

— Морковка-то хоть своя, белорусская?

— Морковка своя, — улыбается Сергей Михалович, — и сено, и овес тоже. А вот с мюсли возникают вопросы. Дело в том, что за границей все это уже большой бизнес и там можно найти всевозможные продукты со всевозможными добавками. У нас же все только начинает развиваться. Я недавно был на выставке, которая проводится два раза в год в немецком городе Эссен. Там шесть огромных павильонов, отведенных под все, что связано с конным спортом. Годовой оборот конной индустрии в Германии — 5 млрд евро. Там создан свой определенный сектор экономики. Государство это поддерживает и поощряет всевозможными способами. Также сами соревнования являются частью бизнеса, их делают как масштабные шоу, с большим бюджетом и активным участием спонсоров, для которых это своеобразный социальный налог. Мы к подобному только приходим, учимся и пытаемся что-то использовать, учитывая наши реалии.

Подходим к очередному деннику и Сергей Михайлович показывает нам Дона Фабио.

— Это самая дорогая лошадь, которую я купил на аукционе в Германии. А еще есть жеребенок от лучшего производителя в Европе, — Сергей Дражин знакомит нас с очередным красавцем, этот от лучшего немецкого производителя Де Ниро. — В нашей сфере есть нюанс: выездка, которая для клуба является «основным» видом конного спорта, довольно субъективная дисциплина. Международные судьи в основном европейцы, и лошадей от своих производителей они лучше знают и выше ценят. Это в некотором роде негласная поддержка собственного производителя. Поэтому мы переходим на покупку лошадей в европейских странах. Нужно отдать им должное, там селекционная работа ведется уже на протяжении многих лет и вышла на такой уровень, которого постсоветским странам сложно добиться с нуля.

— Вообще конный спорт во всем мире в большинстве случаев частный, — обобщает Сергей Михайлович, — государство выполняет роль регулятора и стимулятора. Государственный формат — это скорее исключение. В Европе это бизнес. В Беларуси единственный бизнес, которым можно в этой сфере заниматься, — выращивание и подготовка лошадей до определенного уровня с последующей продажей. Подготовленных лошадей у нас в стране покупают и европейцы, и россияне, и американцы. Цену определяют исключительно продавец и покупатель, каждый случай индивидуален. Зарабатывать возможно, но чаще всего траты на их содержание такие большие, что прибыли от этого почти нет. Плюс всегда есть огромный риск, что лошадь заболеет, травмируется, погибнет. Очень распространенная проблема — колики. Одну лошадь у меня уже готовы были покупать, а она заболела и за три дня погибла. Вот почему ветклиника для лошадей тоже очень важный момент, и необходима специализация именно на конях, потому что лошадки особенные животные и, несмотря на свой внешний вид, очень нежные.

Продавать Сергей Дражин готов далеко не всех лошадей. Пока не закончится олимпийский цикл, тех, кто готовится к главным стартам, даже не показывают потенциальным покупателям. Только после Олимпийских игр, когда на смену им придут другие лошади, можно будет думать о продаже. К тому же участие в топ-форуме прибавит лошади баллов в рейтинге.

— Из конного спорта самый перспективный вид у нас выездка. Анна Карасева на моей лошади занимает 68-е место в мировом рейтинге.

Комната для кубков и наград конно-спортивного клуба, которую нам показывает Сергей Дражин, похоже, уже стала мала для трофеев.

 — Наверное, будем развешивать награды у потолка и плотнее ставить кубки, — размышляет руководитель. — Должен сказать, что в некоторых моментах мне, как частнику, работать в этом секторе проще, нежели государственным предприятиям. Например, бюджетное финансирование: лошадь нельзя подвести под бюджет, под тендер и тому подобное. Это все очень индивидуально. Частник более гибкий, он может сам принимать решение. Мне не надо никому объяснять, почему я купил эту лошадь и почему продал ту. К примеру, у меня захромала лошадь, и я просто подарил ее — поступил как бизнесмен, избавился от затрат. Государство в силу нюансов законодательного регулирования не может каждый раз подходить индивидуально. Поэтому нашим государственным предприятиям гораздо сложнее вести селекционный отбор. То же касается и спортсменов: практически всеми видами спорта люди начинают заниматься с раннего возраста и лет до 30, и соответственно все правила отбора и трудового законодательства разработаны под такой стандарт. А в конном спорте расцвет наступает в 30 лет, а выступать спортсмен может до 60. Потому этот вид уникален в своем роде. Но зато огромный плюс государственного конного спорта — дети у нас в стране могут заниматься бесплатно. Это правильно, так как появляются все новые и новые всадники, независимо от их материального положения, растет смена. А частнику довольно сложно и дорого содержать детскую школу в таком объеме, — итожит обстоятельную беседу Сергей Михайлович. — На сегодня конный спорт в Беларуси находится на достаточно высоком уровне в сравнении с постсоветскими государствами и странами Восточной Европы. А вообще, нам нужно развивать частно-государственное партнерство, сильные стороны обеих систем, и тогда мы все вместе и придем к максимальному результату.